звездный песец
baby let me be your light // Salinger lover
Он пожал плечами:
– В тебе всегда была непобедимая наивность, как будто ты никогда по-настоящему не верил в зло. Это мне больше всего в тебе нравилось. – Шут слегка покачнулся, но быстро обрел равновесие. – Этого мне больше всего не хватало, когда ты был мертв.
Я глупо улыбнулся:
– А я-то думал, что тебе не хватало моей неземной красоты.
Некоторое время шут просто смотрел на меня, потом отвел взгляд и заговорил тише:
– Нечестно. Будь я тогда в себе, я никогда бы не произнес эти слова вслух. И все же. Ах, Фитц… – Он ласково посмотрел на меня и покачал головой. Он заговорил без насмешки и показался мне почти чужим: – Может быть, дело было в том, что ты так мало обращал на это внимания. В отличие от Регала. Он красивый человек, но слишком хорошо это знает. Ты никогда не увидишь его с растрепанными волосами или покрасневшими на ветру щеками.
Мгновение я чувствовал себя немного не в своей тарелке.
Он смотрел прямо на меня. В его желтых глазах так же трудно было что-то прочесть, как и тогда, когда они были бесцветными. Он положил длинную прохладную ладонь мне на щеку и отбросил волосы с моего лба.
– Завтра, – сказал он мне мрачно, – мы снова станем самими собой. Но здесь, сейчас, только между нами двумя и только потому, что я это я, а ты это ты, я скажу вот что. Я рад, рад, что ты жив. Каждый глоток воздуха, который ты делаешь, идет и в мои легкие. И уж если должен быть другой человек, с которым связана моя судьба, я рад, что это ты.
Он наклонился вперед и на мгновение прижался лбом к моему лбу.

***

– Я иду, куда он идет, – тихо сказал шут. – Я иду, куда он идет.

***

– Ты знаешь, что я люблю тебя, – неохотно проговорил я. – После всего того, что было между нами, как ты можешь спрашивать? Но я люблю тебя как мужчина любит другого мужчину…
Шут с интересом посмотрел на меня. Потом в его глазах появился внезапный блеск, и я понял, что он собирается сделать со мной что-то ужасное. Он вскочил на поваленное дерево, с высоты триумфально посмотрел на Старлинг и воскликнул:
– Он сказал, что любит меня! А я люблю его!
Со взрывом безумного смеха он спрыгнул с дерева и помчался вперед по дороге.

***

Его прикосновение было нежным, но острой стрелой пронзило мне сердце. Я дернулся, словно рыба, попавшаяся на крючок, а затем замер. Шут пронесся по моим венам, обжигающий, точно бренди, холодный, как лед. На одно ослепительное мгновение мы разделили физическое ощущение друг друга. Оно оказалось таким сильным, какого до сих пор мне испытывать не приходилось, более интимным, чем поцелуй, и глубже, чем удар ножа.
Это ощущение выходило за пределы Скилла, оно не имело ничего общего ни с плотским наслаждением, ни с моей связью через Уит с Ночным Волком. Мы не делились своей сутью друг с другом, мы становились друг другом. Ни боль, ни экстаз не могли быть определением происходящего. И что самое ужасное, я почувствовал, что открываюсь навстречу новому переживанию, словно моя любимая коснулась губами моих губ, и я не знаю, кто из нас будет поглощен. Еще один удар сердца – и мы станем единым целым, узнаем друг друга так, как не знают никакие иные два человека.
... В тот момент, когда я открыл глаза, в моем сознании возникла мысль Шута, которая распустилась там, словно листок под лучами солнца.
Моя любовь не знает преград.
– Это слишком, – едва слышно пролепетал я. – Никто не может столько отдать. Никто.

***

Мне больно, потому что больно тебе.

***

Неожиданно он взял меня за руку. Я этого не ожидал и посмотрел ему в глаза.
– Фитц. Пожалуйста. Не пытайся уговаривать меня повлиять на то будущее, которое я для тебя видел. Мне нельзя выходить за пределы своего времени и пытаться взять то, что не должно попасть в мои руки.

***

Когда я задал еще один вопрос, мое сердце сжалось, потому что мне было страшно услышать ответ.
– А если я скажу, что готов последовать за тобой? Готов бросить прежнюю жизнь?
Мне показалось, что мои слова ошеломили Шута. Ему пришлось сделать несколько вдохов, прежде чем он заговорил хриплым шепотом:
– Я не позволю тебе. Я не могу позволить.
... Я должен дать тебе уйти, – сказал он прерывающимся шепотом. – Пока у меня еще есть силы. Дай мне такой шанс, Фитц. Я должен разорвать нашу связь. Я не должен брать то, что мне не принадлежит.

@темы: чужие слова, тяжело быть слэшером