22:01 

звездный песец
baby let me be your light // Salinger lover
Название: okay, cupid
Оригинал: okay, cupid, orange_crushed, запрос на перевод отправлен
Пейринг: Дин/Кас
Размер: мини

Он посмотрел рекламу около шести раз, прежде чем понял, о чем, собственно, идет речь. Она появлялась в перерывах между сериями марафона M.A.S.H. днем по воскресеньям. Улыбающиеся люди, сжимающие друг друга в объятиях, глядящие друг на друга через столы в кафе, лежащие на диване в обнимку в совершенно нетронутой, излишне светлой квартире с несколькими папоротниками. Сначала он думал, что это вроде рекламы про смазку, которая нагревается сама. Но когда он в седьмой раз посмотрел на этих людей, глупо улыбающихся над йогуртным парфе, до него, наконец, дошло: это реклама свиданий. Логотип с ноутбуком, обведенным в сердечко. Это реклама онлайн-свиданий.
- Ты должен попробовать, - говорит Сэм, сидя на стуле на другом конце комнаты. Он оторвался от своего ноутбука и теперь странно улыбается Дину, кивая в сторону телевизора. Дин смотрит на него, а потом снова на экран. Там очередная счастливая пара обнимается на американских горках и воодушевленно вопит.
- Я пас, - отвечает Дин. - Ненавижу эти штуки.
В последний раз перед подобным аттракционом он съел четыре пончика и корн-дог и в конечном итоге избавлялся от всего этого в кустах. Кас спокойно назвал это ошибкой в расчетах. В целом все было не так плохо, как это звучит. В Cedar Point были дорогие билеты, под тридцать градусов в тени, но все равно это был хороший день. После обеда Дин провел десять минут, избавляясь от хот-дога, а потом Кас все-таки позволил ему ужинать пиццей. Они друзья, и потом, это же Кас. Дин отвлекается от своих воспоминаний только после того, как Сэм привлекает его внимание, откашлявшись.
- Я не... - Сэм потирает лоб, как будто избавляясь от головной боли, как будто Дин мгновенно действует на него не лучшим образом. - Я говорю не об аттракционах.
- Про свидания? - Дин хмурится. - Онлайн-свидания для чудаков. Роботов. Придурков, которые не выходят из подвала.
- Ты не выходишь из подвала.
- У меня там стол для аэрохоккея, между прочим, - холодно отзывается Дин. Сэм поднимает руки вверх и возвращается к тому, что он делал до этого - может, опять проходит тест, - но через пару минут тяжело вздыхает. Дин его игнорирует. Сэм вздыхает еще раз, и когда Дин вопросительно смотрит на него, медленно качает лохматой головой, беззвучно сообщая ему, что он ведет себя неразумно.
- Кажется, у тебя упало давление, - говорит Дин. - Ладно, давай выкладывай. - Сэм хмурится, но закрывает ноутбук и смотрит на Дина. Ладно. Может быть, он правда серьезен и не собирается просто беспричинно выбесить Дина. - Что такое?
- Я не смеюсь над тобой, - говорит Сэм. - Я просто подумал, ну знаешь. Для тебя это может быть полезно.
- Думаешь, у меня проблемы со свиданиями? - Дин складывает руки на груди. - Это не так.
- Я так не думаю, - слова Сэма звучат почти презрительно, как будто у него наготове какой-то определенный диагноз. - Ты уже довольно долго ни с кем не связан, так ведь? - Дин ухмыляется, а Сэм замолкает. - Не смотри на меня так, я не имею в виду эти связи. Ты ужасен.
- Цифровые связи, - ухмыляется Дин, грозя ему пальцем. - Да ты со странностями.
- Угомонись, - отвечает Сэм. Он встает и выходит из комнаты, и Дин думает, что тема исчерпана. Дин возвращается в просмотру Hawkeye и допивает пиво, и когда его глаза закрываются сами собой, Сэм роняет ноутбук на нежную и социально значимую область на теле Дина. - Все просто, - говорит Сэм. - И абсолютно нормально. И ты можешь познакомиться с кем-нибудь, с кем у вас на самом деле будет много общего. С кем-то, с кем можно будет просто поговорить.
- Я разговариваю с Касом, - само собой вырывается у Дина. Сэм пристально смотрит на него. Дин не знает, почему вообще это сказал и какого черта это вообще значит. О Касе он не говорит. Вообще никогда, и тем более, не так. Как будто есть такое правило. Ничего не усложнять. - У меня, у меня есть друзья, - выдает Дин. Теперь Сэм смотрит на него странно и грустно, как будто Дин - потерянный утенок, которого зачерпнули гигантские руки Сэма и которого он нежно собирается положить в ванную. - Это вообще неважно, - продолжает он. - Я с кем-нибудь познакомлюсь. Или нет. Это не твое дело.
- Если...
- Это не твое дело, - повторяет Дин. Он спихивает с колен ноутбук Сэма, встает и хватает с журнального столика пустую бутылку. - Ты думаешь, я не могу... у тебя появилась девушка, и теперь я кажусь тебе несчастным? Отлично, иди нахрен.
Дин топает на кухню и выбрасывает бутылку в мусорку с большим грохотом, чем рассчитывал. Он думает о том, чтобы взять еще одну из холодильника, но не берет. Вместо этого он выходит через заднюю дверь и усаживается на крыльцо и какое-то время сидит в одиночестве, наблюдая за тем, как колышется трава на участке между их домом и соседским, как жуки ползают по старым деревянным доскам, а потом летят дальше на крошечных крыльях, исчезая из виду так же быстро, как пушинки одуванчиков. Безо всякой причины он снова думает про Каса, который стоит посреди двора босиком и говорит Дину не быть таким придурком по отношению к одуванчикам, потому что люди делают из них салаты и даже вино, что они только условно считаются сорняком, и потом - Дин хочет быть сторонником производства пестицидов или кем-то, кто понимает истинную ценность вещей? Несмотря на то, что Кас очень спокойный парень, он может наговорить всякого, если разойдется. Дин думает о цветах и ногах Каса, касающихся травы, и больше не злится. Сэм не так уж неправ. Довольно давно он ни о ком серьезно не думал, кроме... да, нет, перестань, хватит. Он не собирается все портить, так что лучше ему просто встретиться в интернете с каким-нибудь серийным маньяком, чем все потерять.
Когда он возвращается в дом, Сэм все еще сидит перед телевизором и сердито смотрит какое-то документальное кино про китобоев и притворяется, что не замечает существования Дина. Дин садится на диван рядом с ним.
- Ладно, - говорит он. Сэм медленно поворачивает к нему голову.
- Что - ладно?
- Ладно, - говорит Дин и кивает на ноутбук, который все еще стоит на журнальном столике. - Я могу попробовать.
- Дин, - выражение на лице Сэма смягчается. - Забудь об этом. Прости, что заставил тебя чувствовать...
- Господи, я не собираюсь писать об этом эссе, - обрывает его Дин. - Просто дай мне эту чертову штуку и покажи, что делать.
- Так здорово, что мы поговорили, - вздыхает Сэм. Но он берет ноутбук и открывает для Дина браузер, показывает, как зарегистрироваться и загрузить фото. Выбор фото на самом деле занимает довольно много времени, потому что у Дина не так много фотографий, на которых в кадре не мелькает кто-нибудь еще.
У него полно фотографий бок-о-бок с Сэмом: у Большого Каньона, на вручении дипломов, рядом с грилем в старом доме Бобби. Еще больше карточек, где он в обнимку с Чарли или с Бенни, который хлопает его по плечу, на части из них разукрашенный к турниру в Moondoor Дин, абсолютно пьяный Дин у Эллен и Джо, которая бросает попкорн в его открытый рот. Есть пара милых старых фотографий с родителями, которые Сэм выложил в Facebook. Есть плохие фотографии, на которых у него красные глаза, как будто он одержим дьяволом Тимом Кэрри из Легенды. И миллион снимков с ним и Касом. Он и Кас на барбекю у Эллен, оба потные и усталые. Он и Кас у сарая Бобби три года назад после того, как прошел торнадо, с дурацкими поясами с инструментами. Он и Кас с синими лицами на благотворительном конкурсе поедания пирогов в школе Каса. Десятки фотографий, где его рука перекинута через плечо Каса, где Кас и Сэм прислоняются к нему и смотрят прямо в камеру. Дину требуется много времени на то, чтобы найти снимок, на котором он один: он сидит в солнечных очках за рулем Импалы и смеется. Кас сфотографировал его по пути в Огайо прошлым летом. Дин выбирает именно ее, и Сэм смотрит на него почти с насмешкой, но ничего не говорит.
- Хорошо, - говорит Дин. - Кого я ищу? - Он ставит галочки напротив графы с надписью "Мужчины" и графы с надписью "Женщины". - Нет смысла ограничивать варианты. - Страница загружается через секунду, и перед ним внезапно оказывается целый список вопросов, рядом с которыми расположены небольшие окошки, в которые нужно вписать текст. Дин прокручивает его и поворачивает экран к Сэму. - Здесь больше вопросов, чем на чертовых выпускных экзаменах.
- Это сложный алгоритм, - с каменным лицом отвечает Сэм. Дину интересно, пришлось ли ему тренироваться. Дин ворчит, но не двигается с места и начинает читать их один за другим.
“Как вы развлекаетесь?” Вместо того, чтобы указать, что ему нравится пить пиво в нижнем белье и смотреть Spike TV, он выбирает более дипломатичное "смотрю кино". Он пишет что-то про ремонт классических автомобилей, и это заставляет его задуматься о поездках на машине, что заставляет его вспомнить все ужины в дороге, что заставляет его подумать о Касе, который пробовал клубничные молочные коктейли в каждом штате и решил, что лучший - в заведении Patty’s Last Stop. "Пробую новые вещи", пишет Дин. Это правда. Он добавляет еще что-то про встречи с друзьями и переходит к следующему вопросу.
“Чем вы больше всего гордитесь?” Дину даже не нужно задумываться. Причина его гордости сидит рядом. Чудовище ростом в восемь футов с чудаковатой степенью, милой девушкой, хорошей жизнью, которую он заслужил. Все, что Дин делал, чтобы все сложилось так удачно, он, не раздумывая, сделал бы снова. Даже дважды, если бы пришлось. Но он не знал, как написать все это, сидя в двух футах от Сэма, так что он просто указал "моей семьей" и перешел дальше.
“Что бы вы изменили, если бы могли вернуться в прошлое?” Окошко для ответа слишком маленькое для такого гиблого вопроса.
“Какой ваш любимый месяц?” Он думает буквально секунду и понимает, что один месяц просто вне конкуренции. Конечно, это июль, когда школы закрывают из-за страшной жары, Кас и Сэм не работают и они проводят вместе каждый день, шныряя по окрестностям, поедая фруктовое мороженое и напиваясь в хлам у Бобби. Иногда они берут напрокат машину и отправляются в поход, и Кас издает страшные птичьи крики, и сжигает весь зефир, который был предназначен для чего-то еще, и позволяет Дину съесть все шоколадные батончики. А иногда, когда они напиваются, Дин играет на гитаре только для него, и они пытаются петь некоторые части Judy Blue Eyes и...
"Оу", - думает Дин.
Оу.
Это все еще несформировавшаяся мысль, первый дымок огромного лесного пожара. Это просто - все так просто, и так огромно, и на секунду Дин словно лишается зрения, не видит и не чувствует ничего кроме гигантской волны чего-то мощного; нечто подобное должны ощущать корабли, когда их поднимает волна. Она проходит через него, и все становится настолько чертовски ясным, что это пугает. Вот он заполняет какой-то дурацкий тест для незнакомцев, а меж тем лучший вариант из всех возможных - пять с плюсом и даже больше - живет в его чертовом городе, а Дин всегда был просто до чертиков напуган, чтобы решиться что-то с этим делать. Он все еще? По-настоящему? Это на самом деле то самое? Он думает, что здесь у него никаких шансов, или… Дин сидит неестественно прямо и тихо и смотрит в верхнюю часть ноутбука, больше не слыша телевизор. Он даже не знает, как долго это продолжается. Рядом с ним Сэм листает какую-то книгу. Дин ставит ноутбук обратно на журнальный столик, очень осторожно, прикладывая все усилия, чтобы его руки не дрожали.
- Мне нужно, кхм, - говорит он и кивает в сторону входной двери, - нужно кое-что забрать. - Сэм поднимает бровь. - Кое-что. - говорит Дин. - Ну ты понимаешь.
- Ладно, - говорит Сэм и продолжает читать. И Дин берет себя в руки и не выбегает из дома и не бежит к машине. Он сохраняет нормальную скорость и выруливает на дорогу и только в пяти минутах от дома Каса он думает о том, что стоит вообще-то остановиться и позвонить ему, чтобы убедиться, что он дома, а не покупает снова какую-нибудь фигню для пчел, как в прошлый раз, когда он провел несколько часов, чтобы выбрать определенный экран, который для Дина выглядел точно также, как и любой другой. Дин делает глубокий вдох и набирает его номер и пытается напомнить себе, что у него нет ничего срочного, хотя, конечно, чувствует он иначе. Кас берет трубку после третьего гудка.
- Дин, - говорит он. Дин слышит улыбку в его голосе. - Я как раз собирался тебе звонить. Я нашел магазин, где...
- Я могу приехать? - перебивает его Дин. На секунду на том конце трубки воцаряется молчание.
- Конечно, - говорит Кас.
- Ты дома? - уточняет Дин. - Я не хочу отрывать тебя от... от приготовления ужина или чего там еще, - кажется, он бормочет. На самом деле, бормочет.
- Приезжай, - говорит Кас. - Я готовлю лазанью. - Дин чувствует, как его снова накрывает эта огромная волна эмоций, и ему приходится прижать руку к сердцу, чтобы не подавиться воздухом, который только что вдохнул.
- Буду через пять минут, - отвечает Дин. И приезжает через три. У него есть ключ от квартиры Каса, хотя ему никогда не приходится им пользоваться, потому что Кас оставляет дверь для него незапертой, Кас уже ждет его на кухне в помятой рубашке на пуговицах и в потертых джинсах, на которые Дин как-то раз случайно пролил соус. Над коленом все еще видно еле заметное пятно. Странно, но ему хочется положить ладонь на это место. Кас открывает холодильник и спрашивает Дина, хочет ли он чего-нибудь выпить, а Дин чувствует, что так переполнен мыслями, что собирается просто высказать все как есть.
- Можно я, - начинает он и останавливается и пытается собраться с чертовыми мыслями, - можно я кое-что скажу? - Кас смотрит на него из-за приоткрытой двери холодильника и закрывает его.
- Конечно, - отвечает он.
- Я, - снова пытается Дин. Это довольно неплохое начало, и он знает, чем должна закончится его речь, но внезапно все то, что должно быть между двумя этими точками исчезает, и Дин беззвучно открывает рот, напоминая золотую рыбку.
- Ты, - эхом откликается Кас, и уголок его рта приподнимается, и да, он как раз начинает смеяться над Дином, этот придурок. И то, что Дина это бесит, дает ему сил на то, чтобы говорить.
- Да пошел ты, - бодро произносит Дин, - я тут пытаюсь кое-что сказать.
- Угу, - подтверждает Кас и прислоняется к холодильнику. - Пытаешься.
- Я, хм, сегодня я вроде того, я присоединился - Сэм сказал, что я должен попробовать это, эти онлайн-знакомства. - Лицо Каса забавно дергается. - Я видел рекламу, - нескладно добавляет Дин и мечтает о том, чтобы на него рухнула мультяшная наковальня и убила его до того, как он испортит все окончательно. Это ужасно. Дин не знает, почему так происходит. Кас смотрит на него очень спокойно, как он обычно смотрит на людей кроме Дина, людей, которые пытаются втянуть его в разговоры о спорте или реалити-шоу. Он стоит очень спокойно. Это значит, что он просто вне себя, а также то, что он в своем совершенном состоянии великолепного учителя, и Дину придется остаться после уроков.
- Многие люди пользуются этим сервисом, - наконец, произносит Кас. - Это может пойти тебе на пользу.
- Сэм тоже это сказал, - Дин прислоняется к углу стола. - Но я не хочу этого. Я не хочу, чтобы это пошло мне на пользу.
- Не думаю, что понял тебя, - отвечает Кас.
- Я не хочу, чтобы это пошло мне на пользу, - повторяет Дин. Его лицо горит, но в теле разливается непонятная легкость, и он чувствует себя семечком на ветру. Абсолютно невесомым, свободным и ничуть не испуганным. Наконец-то. - Ты мне на пользу. - Кас внимательно смотрит на него, и его глаза ярко сияют, как мерцающие светлячки. Они ловили их вместе, когда были совсем детьми, и Дин помнит, как он держал их в руках, теплых и прекрасных; маленькие звезды, которые предпочли остаться на земле и сиять в траве. Тогда он знал, что чувствовал. Но он отпускал эти чувства, как светлячков. Они умирают, если посадить их в банку, Дин знал это. Но, может, не теперь. Может, не всегда. - Ты абсолютно мне подходишь.
- Дин, - нерешительно говорит Кас, - ты... только сегодня?
- Нет, - отвечает он. Он понимает, как это вообще звучит, как будто он только сегодня внезапно все выяснил. Ну, в каком-то смысле так и есть. Господи, какой же он придурок. - Не только сегодня... да, сегодня, я просто подумал... я все порчу, я заставляю людей уходить, а ты всегда... я всегда думал, что не должен делать этого с нами, не могу позволить всему разрушиться.
- Значит...
- В первый день, - говорит Дин. - Тогда. В первый же день. - И тогда, когда Кас не говорит ничего в ответ, в животе Дина как будто скручивается невидимый узел. Он чувствует что-то вроде головокружения. - Прости. - Кас слегка прищуривается. - Кас, я знаю, что ты не... я имею в виду, если ты не... - Дину тяжело дышать. - Прости. Я просто вывалил все на тебя, и тебе не нужно... - бормочет он, и Кас делает к нему несколько шагов и сжимает в руках его футболку и целует его, пока он к чертям не затыкается. - О Господи, - говорит Дин, когда снова может вдохнуть. Губы Каса алеют, а его руки держатся за Дина так, как будто он висит на краю обрыва. Он выглядит почти так же испуганно и истерично, как Дин себя чувствует. Дин ни о чем не думает: в его голове белый шум и пустота и звук, с каким в кофейную банку падают монетки. - Вот черт, - говорит он и притягивает Каса ближе. Дин целует его, а потом оказывается спиной к холодильнику, и Кас облизывает изгиб его нижней губы, превращая в неясное воспоминание топ десять самых сексуальных вещей в его жизни, которые происходили до расстегивания рубашки. Все совсем не так, как Дин ожидал - или боялся. - Какого черта, - шепчет Дин, касаясь лица Каса одной рукой, чтобы можно было продолжать целовать другую его половину, его глаза, скулы, пока Кас закрыл глаза и дышит так, как будто распадается на части. - Какого черта я ждал?
- Я не знаю, - выдыхает Кас. - Я не знаю.
- Почему ты даже...
- А почему ты? - говорит Кас.
- Логично, - признает Дин и целует шею Каса. - Ты думал, что я не... это бы ничего не изменило. Между нами. Даже если бы я не испытывал всего этого.
- Я знаю, - говорит Кас. Он отступает и улыбается Дину. - И мне нравится это в тебе.
- Правда? - переспрашивает Дин. - А что еще?
- Все, - говорит он, и Дин знает, что это чертовски нелепо, никому не может нравится в нем все, он воплощение беспорядка, но то, как Кас это говорит... как будто он закрывает шерстью щель в двери. На секунду Дин больше не чувствует ветра, и он оказывается в абсолютном тепле. Безопасности.
Пищит таймер духовки.
- Ты должен... - говорит Дин, но не разжимает объятий. - Ты должен ее достать.
- Да, - отвечает Кас, и снова целует Дина, притягивая его ближе, а потом отпускает его. Его ладони вскользь проходят по груди Дина, едва касаясь. - Я должен... лазанья.
Вместе им удается найти прихватки Каса - дурацкие прихватки с изображением трав - и достать ужин из духовки и водрузить его на плиту. Когда Кас больше не держит кастрюлю с кипящей томатной лавой, Дин забирает прихватки из его рук и целует его снова, потому что а почему бы и нет, он и так не делал этого много лет, и это тяжелая утрата. Но когда Кас засовывает свою ногу между бедер Дина, Дину внезапно очень тяжело признать тот факт, что еще пятнадцать минут назад Кастиэль даже не был уверен в том, что Дин был одержим им последние пятнадцать лет. Дин вздыхает и нежно сжимает Каса обеими руками и осторожно отстраняет его на несколько дюймов от себя.
- Я хочу, чтобы все было правильно, - говорит Дин. Глаза Каса становятся какими-то дикими, и, кажется, он неверно все понял, потому что его руки тебе касаются пряжки пояса Дина. - Кас, я... о Господи, черт, о да... нет, нет, Кас, я думаю... я хочу сделать все правильно, черт. - И Кас отпускает его и наклоняет голову, с любопытством глядя на него. - Мы должны... разве нам не нужно...
- Узнать друг друга получше? - сухо уточняет Кас.
- Вот черт, - Дин проводит пальцами по щеке Каса, и тот улыбается. - Я хочу, чтобы тебе было хорошо. Сделать все правильно, сходить с тобой на свидание, чтобы ты почувствовал, не знаю. Чтобы ты почувствовал себя особенным. Ладно?
- Дин, - говорит Кас. - Каждый чувствует тебя особенным рядом с тобой. Разве ты этого не видишь?
- Пффф.
- Ладно, - говорит Кас. - Мы можем сделать все правильно, если ты хочешь. - Он изображает воздушные кавычки, когда произносит слово "правильно", как будто он чертов пришелец, и сердце в груди Дина от этого бьется как ненормальное. Кас кивает на лазанью. - Смотри. Свидание с ужином. Ты можешь пододвинуть мне стул, если тебе это нужно.
- Да, - говорит Дин, - отлично.
- Кстати, должен тебя уведомить, - говорит Кас, доставая тарелки, - я стопроцентно выигрышный вариант.
Они пропускают десерт.
Дин просыпается, и его руки обнимают Каса, который лежит на нем, как тяжелый ковер, его лицо на груди у Дина, рядом с подмышкой, а растрепанные волосы щекочут его нос. Дин сжимает его крепче и смотрит, как комнату заливает утренний свет. Он чувствует себя смелым, даже поразительно, насколько; сейчас он мог бы победить медведя или броситься в горящее здание и вынести оттуда корзинку с котятами. Он должен сыграть в лотерею. Он и раньше просыпался рядом с Касом, в палатке или машине, следил за его лицом с другой стороны надувного матраса или через клубок из спальных мешков и одеял, думая, сможет ли он когда-нибудь оказаться ближе. Нарушит ли он волшебство, расстроит ли существующий баланс, если придвинется ближе. Он мог бы обрести все это раньше, он мог бы просыпаться так годами. Кас прав. Больше они не могут упускать время. Когда звонит будильник Каса - тревожно и слишком рано, - Дин опрокидывает его на спину и целует его шею и грудь, за ухом, целует его лоб и все те места, до которых еще не успел дотянуться. Кас стонет и цепляется за Дина и даже не открывает глаза, пока будильник не звонит еще раз, и Дин видит, как он мгновенно переключается с да-боже-еще на я-опаздываю-на-работу. Кас принимает пятиминутный душ и целует Дина, потом одевается и снова целует Дина и уходит с мокрыми волосами.
Дин кружит по квартире Каса и собирает свою одежду, разбросанную в разных комнатах, и надевает ее. Он съедает целую чашку полезной каши Каса. Она отвратительна. И, наконец, он запирает дверь и отправляется домой. У него еще есть время на то, чтобы переодеться и съесть пару яиц и тост, прежде чем поехать к Бобби.
Когда Дин входит в дом, Сэм сидит за столом и режет банан в нечто, что напоминает шар из картона. Наверное, это такой же полезный сеносодержащий продукт, как и тот завтрак у Каса. Наверное, эти ботаники сверяют свои листы покупок. Он легко может представить их вместе, спорящих о содержимом гречки и свободном выращивании кукурузы. Когда Дин возвращается в реальность, он видит, что Сэм смотрит на него, заломив бровь.
- Утро, - неловко выдает Дин, как будто на самом деле это неправда.
- Кое-что, - говорит Сэм. - Тебе нужно было кое-что забрать.
- Да.
- И понадобилось двенадцать часов, - говорит Сэм, и Дин краснеет. И тогда Сэм просто улыбается и качает головой, продолжая нарезать несчастный фрукт. - Ничего себе, - бормочет он. - Ну наконец-то. - Дин холодеет, а потом ему становится невыносимо жарко.
- Ты знал, - шипит он.
- Все знали, - отвечает Сэм.
- Все?
- Когда в июне я привез Джесс на пикник, она спросила меня, как зовут твоего мужа, - говорит Сэм.
- О, - произносит Дин. Он хмурится. - Тогда зачем... онлайн-свидания?
- Не знаю, - отвечает Сэм. - Может, потому что я придурок?
Он громко смеется, и Дин хватает банановую кожуру и втирает ее в лицо Сэма, а он продолжает истерически смеяться, и потом Дин наконец его отпускает, и идет наверх, чтобы переодеться. Ему требуется десять минут на то, чтобы выбрать старую футболку, которую он наденет, потому что он никак не мог сосредоточиться, его ладони липкие, а сердце бьется слишком быстро. Он даже не стал завтракать во второй раз, потому что он и так до краев переполнен бабочками. Вместо этого он решает проверить Facebook и посмотреть, не выложила ли Чарли новых фотографий с выходных. В браузере все еще открыта вкладка с сайтом знакомств. Дин ответил только на пять вопросов и не указал свой возраст, но все-таки получил три сообщения. Он собирается сразу удалить их, но все-таки решает прочитать их смеха ради. В первом написано "тебе нравятся члены у меня есть член для тебя", и Дин сразу же удаляет его. У некоторых людей нет никакого чувства гордости. Следующее сообщение от женщины, которая работает в приюте для животных; нет, спасибо, Дин никогда не хотел жить в пристанище для грустных щеночков с этими ужасными ошейниками.
Третье сообщение пришло пятнадцать минут назад: "я хотел бы познакомиться с тобой". Оно пришло от нового профиля. На фото - парень с темными волосами, но изображение довольно размытое, как будто сделано отстойной дешевой камерой телефона в ванной комнате. Этот мужчина ответил только на один вопрос, и Дин ради интереса читает его.
"Что вам нужно?" - спрашивают на сайте, и в окне ответа указано только одно слово: "Дин". Щеки Дина становятся ярко-красными. Наверное, кто-то просто дурачится на работе. Кто-то, кто покупает невкусную кашу и на самом деле - на самом деле любит Дина, на самом деле хочет его. Он слышал это вчера ночью, много раз. Дин нервничает и чувствует возбуждение, как будто узнали его секрет. Он чувствует себя потрясающе.
Под сообщением есть маленькая кнопка, спрашивающая, хочет ли он быть на связи с этим человеком.
И Дин нажимает "Да".

@темы: тяжело быть слэшером, i've seen it all

URL
Комментарии
2016-02-14 в 22:28 

Марлюшка
Когнитивный динокас
какой замечательный фик :heart::heart::heart:
и у автора чудесный язык и странная нелюбовь к работающим в приютах для животных о_о
спасибо за перевод :heart:

2016-02-14 в 23:24 

звездный песец
baby let me be your light // Salinger lover
URL
2016-02-14 в 23:32 

Кая Кита
"У тебя всегда есть альтернатива, но нет выбора" © Bang-bang (Мацуо Монро)
Чудесный фик! :heart:Как мне нравятся такие тексты, где Дин и Кас друзья с детства, а потом в один прекрасный день понимают, что влюблены. :) Спасибо за перевод.:red:

2016-02-15 в 01:54 

gerty_me
если что-то несовершенно, это не значит, что оно не прекрасно (с)
Ох, оно просто потрясающее

И правда, чудесный лёгкий язык :love:

Спасибо, что перевела такую красоту :love:

2016-02-15 в 10:09 

звездный песец
baby let me be your light // Salinger lover
Кая Кита, да, я тоже люблю, когда у этих двоих долгая история, и они все никак не соберутся сделать еще шаг друг к другу ^___^

gerty_me, хехе, пожалста :heart:

URL
   

детка ты просто космос

главная