Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:00 

звездный песец
baby let me be your light // Salinger lover
Арундати Рой - Бог мелочей
какая-то удивительная книга, очень самобытная, нелегко мне далась. внутри много самоповторов, одни и те же слова произносятся по несколько раз в разных ситуациях, это делает ее единой, мелочи постепенно сплавляются в единое, почти неназываемое целое. сначала никак не могла понять, что к чему, зачем все эти странные истории, что их связывает, что будет в конце. но чем ближе к финалу, тем яснее видишь. и тема такая интересная - неизбежность, предрешенность, судьба. цена бытия. взаимосвязь событий. опять же мелочи, складывая которые получается нечто особенное: великая радость или великое горе.
не скажу, что мне очень понравилось, но что-то завораживающее есть во всем этом. особенно последняя сцена, конечно, к которой меня как читателя вели так долго. вели и привели и оставили на границе, отделяющей причины от следствий.
интересный язык и стиль письма, так что я много чего забрала к себе в этот раз.

В уме она аккуратно, деловито вела учет по двум позициям: "Что я сделала для ближних" и "Чего ближние не сделали для меня".

Уличный певец сиял от телевизионного счастья, и на несколько секунд обездоленность отступила, села в дальний ряд. Спеть в шоу Донахью - это была его мечта, сказал он, не понимая, что у него только что отобрали и это тоже.

Солнце светило сквозь окно прямо на Рахель. Она закрыла глаза и принялась светить ему навстречу.

Рахель не знала точно, от какого зла она пострадала, но иногда на всякий случай делала перед зеркалом печальное лицо и вздыхала.

Когда Чакко был в таком настроении, он говорил своим Читающим Вслух голосом. Его комната начинала походить на церковь. Ему не важно было, слушают его или нет. Амму в таких случаях говорила, что он Поехал в Оксфорд.

Теперь уже из дома нельзя было увидеть реку, но как морская раковина всегда сохраняет в себе ощущение моря, так Айеменевский Дом все еще сохранял в себе ощущение реки.

Потом он опять раскрывал свой зонтик и шел дальше в шоколадного цвета рясе и удобных сандалиях, похожий на высоко поднимающего ноги, деловитого верблюда. Сердце молодой Крошки-кочаммы волочилось за ним на привязи, ударяясь о камни и цепляясь за кусты.

Так что, если не слишком высовываться, она была свободна для своих личных изысканий. Темы: груди и сильно ли они болят, накладные пучки и ярко ли они горят, жизнь и как ее прожить.

Гагачьего пуха. Га. Га. Чьего.

В темноте она видела его улыбку. Белозубую внезапную улыбку, которую он взял с собой из детства в зрелость. Весь его багаж.

Эсте почудилось, будто что-то в лежащем улыбнулось. Не губы, а какая-то другая, неповрежденная часть тела. Локоть, может быть. Или плечо.

Его волосы, спереди аккуратно причесанные и приглаженные, сзади топорщились колючим нимбом. Он был похож на безалаберного дикобраза, почему-то причисленного к лику блаженных.

До самого дня свадьбы она не думала всерьез, что когда-нибудь согласится за него выйти.

На первую треть своей ширины река была их другом. Пока не начиналась Самая Глубина.

– Эта река, она притворщица.
– Кем она притворяется?
– Кем? Да маленькой такой богомольной аммума, бабусей, тихонькой да чистенькой… На завтрак рисовые лепешки, на обед рыбка да жиденькая кашка. Я, мол, по сторонам не гляжу, в чужие дела не лезу.
– А на самом деле?
– А на самом деле дикая она, вот какая… Мне по ночам слышно – шумит – бежит под луной, торопится куда-то. С ней шутки плохи. Ест ананасы кружочками и мясо кусками. И виски хлещет вовсю.

Амму поднималась вверх сквозь толщу сна на тяжелых, подрагивающих крыльях и остановилась передохнуть у самой поверхности.

Гагачьего пуха. Га. Га. Чьего.

Секрет Великих Историй заключается в отсутствии секретов. Тем и замечательны Великие Истории, что ты их уже слышал и хочешь услышать опять. Что ты можешь войти в них где угодно и расположиться с удобствами. Что они не морочат тебя и не щекочут тебе нервы. Что они не удивляют тебя непредвиденными поворотами. Что они привычны тебе, как дом, в котором ты живешь. Как запах кожи любимого человека. Ты знаешь, чем все кончится, и все же слушаешь так, словно не знаешь. Подобно тому, как, зная, что когда-нибудь умрешь, ты живешь так, словно не знаешь. В Великих Историях тебе заранее известно, кто будет жить, кто умрет, кто обретет любовь, а кто нет. И все же ты хочешь услышать опять.

@темы: займись делом, чужие слова

URL
   

детка ты просто космос

главная