Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:04 

звездный песец
baby let me be your light // Salinger lover
Жизнь глазами Гарпа - Джон Ирвинг
естественно, что история про обреченного сына Божьего меня впечатлила значительно больше, а эта книга - отчасти, но в целом нахожу товарища Ирвинга весьма и весьма интересным. если бы Альмодовар писал книги, то писал бы, мне кажется, примерно об этом - что только в этой его книге не происходит, феминистки, лесбиянки, транссексуалы, разные фанатики идут по страницам рука об руку, происходят вещи как совершенно разумные, так и немыслимые, жизнь во всем своем многообразии. много иронии и юмора и печали. ну и здорово, что все это происходит вполне себе естественно, поскольку жизнь многообразна. в какой-то момент решила, что похоже еще и на повествование про Макондо, бесконечная вереница людей и лиц, многомерная тягучесть, из книги можно узнать про Гарпа абсолютно все, в том числе и содержание трех его книг, одного рассказа, статей и трех задуманных романов. особенно понравилась, при всей своей чудовищности, история про жену Гарпа и ее молодого любовника Мильтона, наверное, неизбежностью трагедии, очень цельное впечатление именно от нее. и, конечно, тема про Подводную Жабу. мне кажется, это очень даже по-сэлинджеровски, как противоположность Толстой Тете.

Сколько Дункан себя помнил, Гарпы каждое лето ездили в Догз-Хэд-Харбор, в Нью-Гэмпшир, где сильнейшие отливы постоянно опустошали многие мили пляжей, в том числе и перед домом Дженни Филдз. Когда Уолт достаточно подрос и уже осмеливался подходить к воде, Дункан сказал ему то же самое, что тысячу раз твердили Хелен и Гарп: «Осторожней! Отлив!» И Уолт отступил; на лице его был написан страх и глубокое уважение к этому неизвестному «отливу». Целых три лета Уолта постоянно предупреждали о том, как опасны отливы. Дункан отлично помнил многие из этих предупреждений:
«Сегодня опасный отлив!»
«Сегодня подводное течение особенно сильное, осторожней в отлив!»
«Отлив сегодня особенно коварный!» Коварный — этим словом в Нью-Гэмпшире обозначали многое, не только отлив.
А Уолта прямо-таки тянуло к волне отлива. С самого первого раза, когда он спросил, что она может сделать, и ему сказали, что отливная волна может утянуть тебя в море и утопить, а потом утащить глубоко на дно морское.
Это было четвертое лето Уолта в Догз-Хэд-Харбор, вспоминал Дункан, когда Гарп, Хелен и он сам наблюдали за Уолтом, а Уолт, не замечая их, следил за морем. Он долго-долго стоял по колено в пене прибоя и вглядывался в волны, но не сделал ни шага. И тогда они все подошли к нему, чтобы выяснить, за кем он следит.
— Что это ты делаешь, Уолт? — спросила Хелен.
— Кого высматриваешь, малявка? — спросил Дункан.
— Я пытаюсь увидеть Подводную Жабу , — совершенно серьезно ответил Уолт.
— Кого-кого? — удивился Гарп.
— Подводную Жабу, — повторил Уолт. — Я хочу ее увидеть. Она большая?
Хелен, Гарп и Дункан затаили дыхание; они поняли, что все эти годы Уолт до смерти боялся какой-то гигантской подводной жабы, которая караулит в воде у берега, выжидая, когда можно будет засосать человека и утащить в море. Ужасная Подводная Жаба!
Гарп попытался вместе с Уолтом представить ее себе. Поднимается ли она когда-нибудь на поверхность? Плавает ли? Или же всегда только сидит на дне, покрытая слизью, раздувшаяся, и внимательно следит за маленькими детскими лодыжками, которые может легко обвить своим липким языком? А потом она утаскивает ребенка на дно и убивает его, Злобная Подводная Жаба!
Для Хелен и Гарпа Подводная Жаба стала символом тревоги. И долгое время после того, как для Уолта «чудовище» окончательно «вывели на чистую воду» («Подводное течение, сосунок, а не Подводная Жаба!» — кричал ему Дункан), Гарп и Хелен поминали эту тварь в качестве эвфемизма для различных собственных опасений. Когда, например, на улицах было особенно много машин, когда шоссе покрывалось льдом и становилось опасно скользким, когда несколько дней бушевала непогода, они говорили друг другу: «Что-то сегодня Подводная Жаба разбушевалась!»
— А помнишь, — говорил Дункан отцу в самолете, — как Уолт спрашивал: она зеленая или коричневая?
Оба рассмеялись. Но Гарп с горечью подумал: не была она ни зеленой, ни коричневой; она — это я, это Хелен.

Бумажные города - Джон Грин
прочитала не столько из-за того, что увидела трейлер, сколько из-за того, что увидела бумажный город Ээгло в другой истории и заинтересовалась первоисточником. расстроилась, что опять не было хеппи-энда (господи, парень, да что с тобой не так), но обращение к Уитмену меня порадовало. еще мне очень понравилось про подростков, какие безумства они там вытворяли всей компанией, вещи типа посвящения в рыцари пивным мечом или работа в команде за заправке, когда у каждого свое задание и ограничение по времени, или когда они начинают продолжать мысли друг друга и говорить хором. как-то все это весело и безбашенно, настоящая банда. для меня тема дружбы раскрыта, а тема любви (ну точнее, даже не ее) нет. Марго Рот Шпигельман как человек, не умеющий обрести счастье меня расстроила, нет в ней чуткости, и то, как она в лицо говорит мальчику о том, что "надо же, а ты не такой бумажный, как я про тебя думала" говорит больше о ней, конечно. вот когда речь идет про нее, то хочется закатить глаза и пробурчать что-то вроде "ох уж эти подростки". и может, добавить еще пару-тройку неприличных слов.

@темы: чужие слова, займись делом, во ржи

URL
   

детка ты просто космос

главная