звездный песец
baby let me be your light // Salinger lover
Не знаю, что там с ними происходит, в этом прекрасном Нью-Хэмпшире, какие силовые линии сходятся в этой точке пространства. Сначала Сэлинджер, а теперь вот Джон Ирвинг, который жив и по сей день (и как знать, может, как раз ему удастся еще быстренько позвонить). В самом начале почти нашла цитату, которая точно отображает то, какими я представляю себе жителей этой волшебного края.

"Там дальше" - это еще довольно точное указание по сравнению с другими, принятыми у нас в Нью-Хэмпшире. В наших краях не очень-то любят показывать дорогу - мы склонны считать, что если вы не знаете, куда идти, то вам вообще здесь делать нечего.

Как можно прочитать это и не подумать о Сэлинджере? Представляю, какими дальними тропами плутали все эти бедолаги, которые жаждали выманить мистера Дж.Д. из его тайного убежища.

Дочитала "Молитву об Оуэне Мини" и никак не могу отпустить ее от себя, стала искать цитаты - и опять меня затянуло в повествование. Странная книга - только дочитала, а хочется начать снова, и уж в этот раз быть внимательнее, смотреть во все глаза.

Пока читала, очень боялась, что сейчас измениться ритм повествования, ведь впереди так много страниц, можно наворотить кучу дел и сбиться с верного пути. Но мистер Джон двигался очень равномерно, за что ему огромнейшее мое спасибо. А еще пока я читала, было у меня такое чувство: знаете, как делают помпоны? Берется основа, а потом вокруг нее слой за слоем наматывают толстые нитки, раз за разом, виток за витком, все больше и больше, пока, наконец, иголка практически не может влезть в широкое отверстие, и только тогда обрывается.

Повествование объемное, многомерное, в нем несколько основных тем, каждую из которых автор доводит до конца, не теряя по дороге ни одной (а это уже вязание, одна упущенная петля - работа насмарку, не так-то легко за ней потом угнаться). Каждый человек, который встречается по дороге, описывается так подробно и живо, что когда рассказчик выглядывает из-за кулис и смотрит на обращенные к сцене лица, кажется, что ты тоже можешь большинство из них.

Все то, что написано про политику, мне было не слишком понятно, кроме того, что рассказчик явно убежден, что дело это темное, и так горько за все, что творится в стране, что это даже забавно.

Больше всего меня, конечно, увлекла тема религии, на которой все и построено. Оуэн - новый Иисус, рожденный от непорочного зачатия (в чем пытается убедить нас его отец, слова которого не ставятся ни в грош), орудие в руках Бога.

ПРОШЛОЙ НОЧЬЮ МНЕ СНИЛСЯ СОН. ТЕПЕРЬ Я ЗНАЮ ЧЕТЫРЕ ВЕЩИ. Я ЗНАЮ, ЧТО МОЙ ГОЛОС НЕ ИЗМЕНИТСЯ, Я ЗНАЮ, ЧТО Я ОРУДИЕ В РУКАХ БОГА. Я ЗНАЮ, КОГДА УМРУ, - А ТЕПЕРЬ Я УВИДЕЛ ВО СНЕ, КАК Я УМРУ.

Чудовищное знание, с которым приходится жить Оуэну, - он знает точную дату и обстоятельства своей смерти. И неважно, что ему никто не верит, - он-то точно знает, что ничего случайного в его жизни больше не будет. Каждое его действие - небольшая часть сложного узора; его тренировки, голос, таланты, - все в свое время послужит спасением пятнадцати чужестранных детей.

наоборот, прилагает множество усилий для того, чтобы пророчество осуществилось. Так, например, в сне Оуэна есть его лучший друг, и вместо того, чтобы сказать ему оставаться дома, например, он зовет его к себе. И все это - сознательное усилие, стремление к тому, чтобы обстоятельства сложились верно, хотя казалось бы - какое дело Оуэну до горстки чужих детей. Он жертвует собой, находясь в здравом уме и твердой памяти, добровольно.

Первое, что написано про Иисуса в вики, - он "жертва за грехи людей".

Грех человечества времен второго пришествия - война?

Один из главных символов книги - отсутствие рук. "Мы с Дэном оба знали, что Оуэна преследует навязчивый образ безрукости".
Сначала это последний вождь племен, живших в Нью-Хэмпшире, который позволяет американцам забрать свою землю, - он подписывает "дарственную" своим тотемом, изображающим человека без рук. Автор говорит, что он понимал истинную цену всего сущего - "пожалуйста, берите мою землю! и руки мои вместе с ней!" - и то, что это символ мира, он не собирается ни с кем воевать.
Потом случай на бейсбольном поле - "Бог взял у тебя маму, мои руки стали орудием этого. Бог взял у меня руки. Теперь я - орудие в руках Бога".
Потом чучело броненосца без когтей - "если бы он мог, он бы отрубил себе руки ради тебя, вот, что он чувствует", "произошедшее навеки искалечило и исковеркало нас обоих", "мы потеряли часть самих себя".
Потом статуя Марии Магдалены - без рук и головы, "в ее просительном жесте, обращенном к собравшейся публике, стало еще больше мольбы - и мольбы еще более беспомощной".
Манекен без рук. Джон без указательного пальца на руке.

Я мало что понимаю в символах, и вот я строю весь день гипотезы, что же это за навязчивая безрукость. Если нет рук, то не совершить зла? Лишиться рук - быть готовым отдать самое важное, лишиться главного; готовность к жертве?
Вождь отдает свою землю, не желая напитывать ее кровью. Оуэн отдает жизнь за то, чтобы не погибли малыши. Магдалена как знак смирения, Оуэн же не сопротивляется исключению из школы. А броненосец?

И еще момент, когда Оуэн, играющий Иисуса в рождественском спектакле, изгоняет из зала отца и мать - "вы не должны быть здесь". Вот там все тоже очень странно.

просто пара цитат

@темы: во ржи, займись делом, особенные, чужие слова